о нас гимн информация таланты шутки контакт


Мы продолжаем страничку знакомства с авторами и творчеством наших одноклубников
Юрий Курильский
Юрий Курильский родился в 1935г. в Одессе.
В 1958г. окончил педагогический Университет. Тренировал женскую команду «Медин», а также работал тренером в спортшколе «Олимпия», был Президентом Волейбольного клуба «Одесса».
В 1994г. переезжает в Германию.
C 1995 в Леверкузене тренирует команду фирмы «Bayer».
В 1998 переезжает в Берлин и тренирует берлинскую PSV, одновременно сотрудничает с «Берлинской газетой» в качестве спортивного обозревателя.
Юрий Исидорович Курильский ушёл от нас 1 января 2005г.
***

Статью на сайте, ко дню рождения первого Президента Берлинского клуба Одесситов, Юрия Исидоровича Курильского мы решили поместить в разделе «Таланты», который был не только одарённый тренер, но и прекрасный литературный стилист, умевший в виде шутки писать о злободневных заботах нашей эмигрантской действительности.
***

8 августа, Отцу – основателю Берлинского клуба Одесситов, исполнилось бы 74 года. Он прожил не полных семьдесят, но этот большой, красивый человек успел очень многое сделать для спорта, для Родины, для семьи, для нашего клуба. Его жизнь, это красивая работа, красивые поступки, красивые мысли, сердечное отношение к людям. Это стремление идти вперёд к вершинам своей профессии, причём, опять же красиво, не работая локтями, а побеждая в честной борьбе своих друзей-соперников. Один из его коллег писал о нём: «Тренер, который не повышал голос», а в такой работе это теоретически не возможно, но таков был этот одарённый человек – Заслуженный тренер Украины.
Юрий Курильский – это целая эпоха в отечественном женском волейболе. Под его руководством одесская команда «Медин» добивалась больших успехов в чемпионатах Советского Союза высшей лиги, выигрывала Кубок СССР, а в 1983г. «Медин» завоевал Кубок обладателей Кубков европейских стран. В 1970г. под руководством Юрия Курильского студенчиская сборная СССР, стала победительницей на всемирной студенческой универсиаде в Италии, а в 1975г. под руководством Юрия Исидоровича сборная Украины выиграла спартакиаду народов СССР.
Уже живя в Германии, Юрий тренировал леверкузенский «Баер» и сделал из команды конкурентоспособный клуб, как в Германии, так и на евроарене. Он сумел привить немецким волейболисткам комбинационный зрелищный стиль игры. Вся его жизнь была творчеством. А разве не творчество воспитать спортсменок международного класса: таких как Ольга Казакова и Любовь Рудовская в 1976г. в Монреале, ставшие серебряными призёрами Олимпийских игр. А уже в 1988г. на Олимпиаде в Сеуле ещё одна воспитанница Курильского Ольга Шкурнова стала олимпийской чемпионкой.
Юра – коренной Одессит со свойственной этой «национальности» лёгкостью характера, чувством юмора и мастерством доброй шутки. Кто же, как не он, остроумец, выдумщик, живя в Берлине, на пустом месте мог создать клуб Одесситов. Юрий Курильский был частью Одессы – приветом любимого города связующей нас нитью с Родиной. И по этому, теперь наш клуб называется «Берлинский клуб Одесситов им. Юрия Курильского».
Нам очень не хватает тебя – Юра!

ГАЗЕТА
(шутка)
– Мадам Пинкель, вы получаете газету «Экспресс»?
– Уже два раза.
– Как это?
– Ой, покойный муж, не про вас будет сказано, выписал эту газету ещё три года назад. Она, кажется, называлась как-то по-другому. Тогда и принесли её в первый раз. А вчера мне в ящик, наконец, бросили её во второй раз и с письмом.
– Что же они пишут, мадам Пинкель?
– О..! Пишут, что я могу её выписать, а могу игнорировать. Ну, я вас спрашиваю, так пишут пожилому человеку? Это таки да странный вопрос, а ви как думаете? Как я могу её игнорировать, когда газета «Экспресс» моё единственное удовольствие в жизни. Теперь я раскладываю оба экземпляра в кухне на столе, и смотрю себе. Какие там красивые картинки! А какие люди, а? Взять хотя бы Мишеньку Гольдина, который пишет за наши финансы. Непонятно, но очень интересно. Я даже всю ночь проплакала, когда прочитала, что у Мишеньки отвалился дефолт. Надо же, такой молодой, такой красивый и без дефолта. Но мне сказали, что это не то, что я подумала. У меня ещё в Одессе был знакомый Миша Гольдин, между прочем большой человек. Он держал мастерскую по ремонту зонтиков. Когда я к нему заходила, он всегда кричал из-за стойки:
– Мадам Пинкель зайдите скорее в подсобку, я вам сделаю укол зонтиком. Если честно, я бы не отказалась. Но он только шутил. А я ему назло отвечала:
– Мишенька, когда вы сможете мне сделать, ну хотя бы три укола подряд, я специально приведу мужа, что бы он посмотрел, как это делается. Так я думала, что этот Миша сделал в Одессе деньги на зонтиках и сейчас вложил их в газету, но оказалось это не тот Гольдин, но тоже очень красивый. А Ирочка Фабиани, которая рассказывает нам за диету – овощи, фрукты и всякий комбикорм, от которого можно замычать. Ну, мало чего… Я кладу её на стол рядом с Мишенькой – какая была бы красивая пара. И они вдвоём писали бы нам, а за деньги, которые получает Миша, можно сделать Ирочке диету, когда овощи и фрукты стали в два раза дороже. Боже мой, чтобы пусто было тому, кто придумал эту евру.
– Листаю дальше. Ой..! То что мне нада. Доктор Владимир Кронн-коррекция. А у меня как раз внутреннее косоглазие. Звоню в газету. Узнала номер телефона офиса Кронна, чтобы термин взять. Набираю номер, а оттуда женский голос, ну просто колокольчик:
– Их хёре. Я потом узнала, что это жена доктора. Она ходит на курсы немецкого языка, проверяет на мне своё произношение. А я тоже выучила, как по-немецки моё косоглазие. И говорю, так красиво, – Их бин курва.
– А, так вам нужен Урду? И на хорошем русском передаёт привет моей покойной маме.
Я не знаю, как курды относятся к евреям, но на всякий случай беру номер телефона. Правда моя соседка Бетя, которая сверху, предупредила, что у Урду только в Берлине трое детей и ещё везде бог знает сколько. Бетя говорит, что его жена архитектор может мине такое наваять, ни один Церетели не выправит. Бетя таки известная сплетница, но на всякий случай ищу в газете этого грузина – не нашла. Зато нашла Серёженьку Зайцева. Я в его в передаче «RTV» видела. Ви спрашиваете, что за передача? Ну, такая русская передача в Берлине, которая по три раза одно и тоже показывает, чтобы мы лучше запомнили. Скажу вам откровенно, Серёженька – это нечто. Чувствует себя хорошо во всех странах Европы, говорит на всех языках. Ах, если бы не моя подагра, мы могли бы поехать в Амстердам, он бы меня там, около канала в окно вставил и объяснял всем на чистом голландском языке, как ко мне лучше войти.
А в журнале «СЦЕНА», где мадам редактор, ну… с такой восточной фамилией – Валаева. Говорите, не похоже, – может быть. Напечатала бы за нас, что-нибудь красивое в разделе Бульвар. Правда, раздевать меня, конечно, страшновато – не те параметры, но у Сереженьки, слава Богу, есть что показать. На целых двух листах не уместится. Домохозяйки плакали бы крупными слезами, и не могли бы оторваться от журнала. Это же какая реклама.
Ой, что это я с вами заболталась. Моя соседка, которая снизу, мадам – фернюкнутая, её вчера привезли из психушки, сказала, что тому, кто выпишет сразу два экземпляра «Экспресс», на Ранкенштрассе54 бесплатно дают пакет мацы. Так я побежала. Чуси!




Семён Аледорт
Семён Аледорт родился в Одессе в 1936 г.
Инженер, теплоэнергетик.
С конца 1994 г. проживает в Германии.
Автор четырёх поэтических сборников.
Печатался в Лос-Анжельсской газете"Одесский листок" и в журнале "Партнёр"

Это стихотворение член Клуба Семён Аледорт написал к 60-десятилетию Победы в ВОВ.
60-ЛЕТИЕ ПОБЕДЫ
На улицах города толпы народа.
Радость и плач. Смеются. Грустят.
Девятое Мая сорок пятого года!
Две тысячи пятый… Прошло шестьдесят…

Я помню ТОТ ДЕНЬ, хоть и был малолетка:
народ к репродукторам валом валит,
на кухне в истерике билась соседка,
на культю смотрел и рыдал инвалид.

Мы в эвакуации жили в Сибири.
От дома вдали было хуже вдвойне.
Там каждый жилец в коммунальной квартире
кого-то терял каждый день на Войне.

Кто мужа, кто сына, отца или брата,
кто в гетто погиб, кто в бою, кто в плену.
Болезни и голод, и боль Ленинграда…
Забыться. Смеяться. Сквозь слёз пелену…

Никто не забыт, и ничто не забыто!
Наказан ли каждый, чья это вина?!
Полста миллионов народа убито!
от, что такое Фашизм и Война.

Там бомбы и мины, гранаты, снаряды,
взрывы, пожары, ранения, смерть…
Бой рукопашный в домах Сталинграда.
Нам даже хронику страшно смотреть.

Сколько могил и курганов заброшенных?!
Нет ни имён, ни фамилий, ни дат…
В поле снегами зимой запорошенных,
косточки в них неизвестных солдат…

* * *

Вы погибли, неизвестные солдаты…
А кто живы, были все готовы
умереть, чтобы потом когда-то
жизни радовались сироты и вдовы!

Грудью амбразуры закрывали,
шли под танки с связкою гранат,
поезда в тылу врага взрывали…
СЛАВА ВЕЧНАЯ ТЕБЕ, СОЛДАТ!

Всех помянем за Свободу павших,
не вернувшихся с полей Войны,
умерших потом, но воевавших
и в плену погибших без вины.

Факел вечный в городах-героях
пусть горит, не угасая на века!
В День Победы тост поднимем, стоя.
Да будет так! Всегда! Наверняка!

Песня Давида Тухманова на стихи Владимира Харитонова "День Победы"
была написана как бы от имени фронтовиков, вернувшихся домой с войны.
Прошло много лет, выросло не одно поколение людей, не знавших ужасов
той страшной войны. И Семён Аледорт написал стихи на ту же мелодию,
но уже от имени своего поколения, от имени Берлинского клуба одесситов.


Д Е Н Ь П О Б Е Д Ы
(Песня на мотив «День Победы)

День Победы
отмечаем мы всегда.
Этот День мы не забудем никогда!
В День Победы
здесь, в Берлине, каждый год
Клуб одесский и ликует, и поёт!

Этот День Победы
в Памяти у нас!
Этот Праздник
отмечаем мы сейчас.
Это – Радость…
Слёзы капают из гла-аз…
День Победы!
День Победы!
День Победы!


Вечно помним
всех Погибших на Войне.
День Победы – День их Памяти вдвойне!
Вам, Герои!
Низко кланяемся вам!
И могилам, и курганам, и холмам…

Этот День Победы
вы нам принесли!
Этот Праздник –
он от Неба и Земли!
Это – слёзы,
что сдержать мы не смогли-и…
День Победы!
День Победы!
День Победы!


День Победы,
ты нам Жизнь подарил!
Мы живём за счёт бесчисленных могил…
Честь и Слава!
Тем, кто Мир от Рабства спас!
Тем, кто Жизнь свою отдал, спасая нас!

Этот День Победы
вечно будет жить!
Этот Праздник
будут внуки наши чтить.
Это – Радость!
Так давайте ВСЕХ люби-ить!



ДЕНЬ ПОБЕДЫ!
ДЕНЬ ПОБЕДЫ!
ДЕНЬ ПОБЕ-ЕЕДЫ!
ОДА ОДЕССКОМУ ПРИВОЗУ
Ехал «пятым» от вокзала.
Вдруг – учуял запах нос
. И «кондукторша» сказала ,
. Что «на следуйщей» – Привоз.
Со всего туристы света
Тут же задают вопрос:
«Правда, что одесский это
Знаменитейший ПРИВОЗ ?»

«Да!» – сказала тётя Маня,
Что живёт на Привозной –
«Да, приезжие гражд а не,
Это – он, ПРИВОЗ, родной».

И решил тогда я , братцы,
По одесскому базару
Прошвырнуться-прогуляться
И узнать, почём товары.

Я сошёл на Новорыбной,
На углу Преображенской.
Там – начало ряда рыбного,
Шум и гам, и крики женские:

«Кефаль! Чирус! Бычки! Рыба!»
«Мидии ! Лиманский глосик !»
«А от этой тюльки ты бы
Не воротила свой носик!»

«Рачки! Камбала! Ставрида!»
«Короп! Щука!», «Вот – судак!»
«Осетрина! Пеламида!»
«Вот – лосось! Бери, чудак!»

«Скумбрия! Луфарь!», «Селёдка!
Почти даром вам отдам!»
«Вот – тарань , рыбец-находка!»
«Щё ви хочете, мадам?!»

Дальше, Боже мой! – видение :
Открывается парад.
Не продукты – объедение! –
В овощной зашёл я ряд.
Огурцы и помидоры,
Баклажаны, кабачки...
И кричат торговки хором:
«Эй, мусьё, одень очки!

Вот – салат, укроп, лучок!
Вот – петрушка, вот – морковка .
Вот – горошек , чесночок!» –
Витаминная тусовка.

Вишня, груша, земляника,
Апельсины и черешня,
Сливы, яблоки, клубника –
Не с Туниса – здешние .

Арбузы и виноград,
Дыни и малина –
Не Привол – фруктовый сад!
«Покупай, дивчина!»

Персики и абрикосы,
Чернослив и алыча.
«Ешь, но мой, – не то «поноса»
Ты схлопочешь сгоряча!»

А соленья?! Маринады?!
А капуста?! А картошка?!
Всё ,что надо и не надо,
Покупают понемножку.
Ну, а в корпусе мясном –
Изобилие товара.
Кажется всё это сном
И кровавейшим угаром.

Мясо свежее, парное,
Мякоть и биточки.
Хоть на суп, хоть на жаркое,
Легкие и почки.

Печень, вырезка, голяжка,
Окорок, язык, кострец.
Ногу и свиную ляжку
Покупай на холодец!

Ну, а там, где птичий ряд,
Глаза разбегаются.
Всюду горками стоят
Всяческие яйца:

И индюшек, и курей,
Утиные, гусиные
(И не из-за семи морей)
И даже – страусиные .

Тушки кур и индюков,
Кроликов, гусей и уток!
Тут ассортимент таков,
Осмотреть – не хватит суток.

Наконец-то, я вошёл
В корпус – гордость всей Одессы.
Как тут пахнет хорошо
От вкуснот-деликатесов!

Сливки, ряженка, сметана,
Масло, брынза, твороги,
Молоко – ручьём , как с крана,
Мёд, торты и пироги !

И колбасы, буженина,
И «кровянка», и корейка!
И копчёные свинина,
Сало, куры и индейка!

Кроме всех продуктов этих,
Самых вкусненьких на свете,
На прилавках, в стопках тары
Также есть и промтовары.

И, хоть, тут же говорится:
«Все товары – с Заграницы!»,
Знай: в пошивочном процессе –
Они сделаны в Одессе.

В общем, что сказать, друзья?
Наш ПРИВОЗ, он – Муза, Лира!
Посетил сегодня я
Лучший супермармаркет мира!




Давид Брацлавур
Давид Брацлавур родился в 1938 году.
Инженер-електрик.
В 1973 году эмигрировал в Израиль, где прожил 15 лет.
С 1989 года в Германии.
Увлекался спортом, кандидат в мастера Спорта по стоклеточным шашкам.
Участвовал в международных поэтических турнирах.
Город у моря
Я вспоминаю шум прибоя,
Объятья пенистой волны,
Индиго- воды черноморья
С дворцовой площади видны.

Маяк, песчаные причалы,
И стаи чаек в синеве...
Рукой хозяйской с пьедестала
Им машет Дюк де- Ришелье.

И брызги уличных фонтанов
Искрятся бисерной дугой,
Кусты черёмухи жеманной-
Кораллов россыпь под луной.

Красавцы, гордые платаны
Себя раздели догола,
Их не пугает, как ни странно,
Ни зимний холод, ни жара.

А в парках- дивные аллеи
Прелестных, ароматных роз
Кармином огненным алеют
При колдовском сияньи звёзд.

Цветы акации душистой,
Кусты сирени голубой,
Трель певчих птичек голосистых,
В садах весеннею порой.

Благоуханная принцесса,
Оплот веселья и страстей...
Мне не забыть тебя, Одесса,
Ты- память юности моей!


Свинья и Пёс
Б а с н я
Однажды на исходе дня
попала в западню Свинья.
Ну что ей делать? Как тут быть?
Осталось только слёзы лить.
Хавронья пропадает –
льёт слёзы и рыдает.

Услышав этот громкий плачь,
к ней пёс Пират помчался вскачь.
Он недолюбливал свиней,
но благородных был кровей –
взял крепкую верёвку
и вытащил плутовку.

За праведный поступок свой
Герой вознаграждён свиньёй.
И вот её расплата:
Плевок в лицо Пирата!

Известно, свинству нет предела,
да и не раз доказано:
не каждое благое дело
проходит безнаказанно!


Свинья и Баран
Б а с н я
Свинья однажды утром рано
Случайно вcтретила Барана
И, улыбнувшись очень мило,
Баранье сердце покорила.

Любовной сладостной завесой
Взор затуманился Бараний:
- Стань, дорогая, Баранесой-
Нет у меня других желаний!

Жизнь без тебя – сплошная ночь!
Стать Баранесой я не прочь!
Хоть мне свобода дорога,
Я влюблена в твои рога.

Как баранеса ни хитрила,
(Баран влюблённый всё простит!),
Но трудно скрыть свиное рыло
И поросячий аппетит.

Всё, что попало без предела,
Она жрала, простите, - ела.
И вот однажды, утром рано,
Настала очередь Барана!

Не всяк Баран понять способен,
А только тот, кто несъедобен
Сию нехтрую мораль.
А жаль!


Вальс

Затмило небо пеленой,
Дождь воздух напоил.
Гуляет ветер озорной,
С дорог, сметая пыль.

А пожелтевшая листва,
Кружась, слетает вниз.
Земли касается едва,
Танцуя вальс- каприз.

Исчезла дивная краса,
Нет кроны золотой.
Деревьев горькая слеза
Повисла над землёй.

Трава пригнулась за окном,
Как будто от стыда.
Блестит, покрыта серебром,
Уснувшая вода.

Спешит вечерняя заря,
Являя миру ночь.
И по веленью Декабря
День убегает прочь.

Родные сыновья

Доволен я судьбой своей:
Бог подарил мне сыновей.
И я без памяти влюблён
В звучанье дорогих имён.

Звучит нежнее, чем орган:
Амир, Аркадий и Илан.
Без них мне целый мир не мил:
Илан, Аркадий иАмир.

Прошёл я множество дорог
И видел разные края,
Но звал меня родной порог-
Мои родные сыновья.

Они- мой клад, они мой клан:
Амир, Аркадий и Илан.
Они- мой Бог,они- мой мир;
Илан,Аркадий и Амир.
ДРЕВНЯЯ МОДА
Дремал Адам, вздыхала Ева.
А кто- то тихим голоском
Им повторял в садах Эдема:
“Прикройтесь фиговым листком”!
Адама с Евой нет в помине-
прошли века... И вот уже
бикини, шорты, юбки- мини
и декольте и нигляже.
И снова, как в садах Эдема,
но современным языком
озвучена былая тема:
“Прикройтесь фиговым листком ! ”
05.04.2009


“Болдинское”лето
Ах, осень! Чудная пора,
Источник творческой удачи.
И пусть природа рядом плачет,
Я, тоже плачу... о ВЧЕРА!.
Роняя жемчуг и сапфир
Багряным золотом сверкая,
О, осень, ты приходишь в мир,
Предела шедрости не зная.
Но замечая лишь дожди
и видя только непогоду,
не жду я твоего прихода !
Ах, осень, ты меня прости .
Я жду зелёную весну,
Вздыхаю о весеннем цвете.
И в ожиданье не засну,
О “болдинком” мечтая лете.
02.05.2009

ОСЛИНЫЙ ХОР
Басня

Осёл,командовавший хором,
всем соловьям сказал с укором:
-Пришла идейка неплоха,-
взять запевалой Петуха!
Все вскоре убедились сами,
как радостно дружить с Ослом:
он дирижировал ушами
и подпевал себе хвостом!
На соловьёв взирая гордо,
как на жужжащих серых мух,
закукурекал во всё горло,
Ослом назначенный Петух.
Мораль простая! С этих пор
ивестен стал Ослиный хор:
смеётся зритель “ха- ха ха”-
Петух пускает петуха!
05.02. 2008
Был сам Адам мужчиною,
А дама была подруга верная Адама…
            Aлександ Иванов.
ДРЕВНЯЯ МОДА
Дремал Адам, вздыхала Ева.
А кто- то тихим голоском
Им повторял в садах Эдема:
“Прикройтесь фиговым листком”!
Адама с Евой нет в помине-
прошли века... И вот уже
бикини, шорты, юбки- мини
и декольте и нигляже.
И снова, как в садах Эдема,
но современным языком
озвучена былая тема:
“Прикройтесь фиговым листком ! ”
05.04.2009




Владимир Чекурда
Родился в Киеве в 1934 г.
Большую часть жизни прожил в Одессею
Работал на Одесском судоремонтном заводе.
С 1993г. жил в Берлине.
Стихи начал писать в Германии.
В 2004 году вышла книга стихов «Мне не хватает журавлей».
Его трепетная, нежная любовь к морю сквозит в каждой строке его стихов. Очень жаль, что он не успел до конца раскрыть свой поэтический дар.
В сентябре 2004 года Владимир Чекурда ушел из жизни.

Море
Сара Часто снится мне тёплый, ленивый прибой,
Волны лижут шершавые ступни камней,
Я всегда открываю глаза под водой,
Чтобы яркий луч солнца был лучше видней.

Чтоб песок зачерпнуть в обе горсти со дна,
Чтоб морского конька в тишине припугнуть...
И мечта у меня в этой жизни одна:
Чтоб ещё хоть разок в это море нырнуть.

Я подарю тебе


Я подарю тебе без слов
Небес далеких синеву,
И быть с тобою я готов
Всегда во сне и наяву

И чтоб для каждого из нас
Не прерывалась жизни нить
Буду я ещё не раз
Всевышнего благодарить.

Бедам всем пускай назло
В моей руке твоя рука:
Ведь в этой жизни нам везло,
Хоть и была не так легка.

А если все же где-то там
Нас ожидает ад иль рай,
То к тем далеким небесам
Ты без меня не улетай.


Сюда я больше не вернусь

На пирсе стою я, прилив ожидая,
И ветер соленый лицо мне ласкает
И брызги морские струёй изумрудной
На пирс из волны поднимаются трудно,

Пытаясь напрасно от летнего зноя
Меня защитить под прохладой прибоя.
И солнце, сквозь тучи желая пробиться,
Своими лучами на брызгах искрится.

Но всё это скоро исчезнет бесследно:
И солнце, в закате горящее медно,
И ветер, несущий дождливые тучи,
И запах полыни пьяняще-тягучий,

И в дымке тумана спокойное море,
И склоны крутые в зелёном уборе...
Не властны мы все над своею судьбою,
И слёзы роняю я в брызги прибоя.

Сюда никогда не вернусь... Не успею...
Поэтому сердце от грусти немеет.
Сюда никогда не вернусь... Затеряюсь...
Поэтому с Родиной здесь я прощаюсь.





Давид Брацлавер

Зависть.


Страдал от зависти Осел,
К кому Вы думаете ? К Волку.
Знать на Волков Осел был зол,
За то,что все для них и только.

И утверждал, не пряча слез:
“Жую я твердую соломку,
Бывает подают овес,
А мясо - достается Волку.

Волк наглый, ко всему хитрец,
Словно хозяин всюду бродит,
То схватит парочку Овец,
А то, порой, Вола уводит.

Иль больше силы у Волка?
Умом ослиным не пойму,
Чем превосходит он Осла?
Пусть, как и я жует траву!”
Что делать бедному Ослу,
Коль зависть разум помутила?

Случайно повстречал Лису,
Она его надоумила:
“Осел, зачем ты злишься сдуру,
Зависть ослиную уйми,
Смелей, одевшись в волчью шкуру,
На скотный двор Овец ловить.”

Лису ,послушав, для начала,
Он волчьей шкурой овладел,
Корова где-то замычала,
Петух от страха полетел.

Поднялся шум и дикий крик,
Осел метался в волчьей шкуре,
С винтовкой прибежал мужик,
И над ослом летели пули.

И, перепуганный до слез,
Он продолжал жевать соломку
И задавал себе вопрос:
Зачем? Зачем завидовал я Волку?!

18. 03. 2009




Михаил Эненштейн
enenstein Родился в Одессе в 1932г.
По специальности геолог.
Работал на Крайнем Севере, Средней Азии,
в Одесском институте "Биотехника" АН УКРАИНЫ.
С 1997г. живёт в Берлине.
Первые публикации в 1957

С 1999г. печатается в альманахах "До и после", "Третий этаж",
журналах "Крещатик", "Студия/Studio", в периодических
изданиях Германии, Израиля, США, Украины.
Гефильте фиш
  "...холодная фаршированная рыба
с хреном" - это "блюдо, ради которого
стоит принять иудейство"
                             Исаак Бабелю
Сара Хаимовна, а в миру Софья Харитоновна славилась на весь маленький городок своей фаршированной рыбой, и секрет её приготовления держала за семью печатями. Все евреи городка готовили гефильтe фиш, но её рыба была, что-то «особенова». Когда некоторые рассказывали, о приготовлении рыбы с костями, она возмущённо фыркала, как обиженная кошка.

- Если гефильтэ фиш делают с костями, нарушая законы субботы, - вздыхала она, - так азохен вей нашим евреям.
Софья Харитоновна, была чуть старше женщин, как говорят, «Бальзаковского возраста». Судьба наделила её твёрдым характером. Решения она принимала быстро, не чураясь крепких выражений. Высокий рост и, тем не менее, лёгкая походка, крутые бёдра обтянутые узкой юбкой, выдающийся бюст, очень волновали провинциальных Дон Жуанов. Встречая её, они обворачивались и долго, долго смотрели вслед, причмокивая языками. Гладкая причёска чуть седеющих волос, маленькая родинка у верней губы и яркая одежда, выделяли её в гуляющей толпе Исаак Пинхасович, а в миру Исидор Петрович, вдовец, бабник и гурман, был известен в городке, как отменный кулинар. Его штрудель, мясо с чёрносливом, и тейгалах, были тоже что-то «особенова» и вкус их считался не превзойденным. Но фаршированная рыба – еда царицы субботы, ему не давалась. Он перечитал уйму книг,
придумывал новые рецепты, но всё же дотянуть до Сариной рыбы, как не старался, не мог.
Нет,… она, конечно, тоже была вкусной, но не то…! Не то, и это тоже знал весь городок. Исидор Петрович крепкий мускулистый мужик совсем маленького росточка с лысиной до самого затылка и кривыми ногами напоминал куст саксаула. Скуластое лицо с маленькими глазками, крепко сжатыми губами, отдалённо напоминало голову готового к атаке Питбуля. Весь его облик говорил об упрямстве, хитрости и умении достигать поставленной цели. В один, июльский вечер, Исидор, попробовав свою рыбу, хлопнул по столу ладонью и воскликнув

– Генуг! Анек! И заторопился в цветочную лавку. Купив большой букет, побежал к дому Софьи Харитоновны и положил цветы у двери квартиры. Каждое утро на её пороге лежал роскошный букет свежих цветов. Куда бы Софья ни шла, ей попадался Исидор Петрович. Сердце у него ёкало, на душе теплело, и он смотрел ей в глаза с таким не прикрытым желанием, что дыхание немолодой дамы учащалось, а лицо покрывалось румянцем. На третий день она резко остановилась и сказала:

- Ви на мине смотрите, как о той кот на масло, - и, помолчав, добавила, - хотите познакомиться, так я уже согласная. Мене зовут Соня.

- А меня Исидор, - поспешил ответить бывший Исаак. Сара сникла.
«Он не из наших», - пронзила её мысль. Исидор всё понял и быстро сказал:

- Нет, нет! Это теперь, а раньше я был Ицык.

- Это другое дело, - сказала Сара и решительно, взяла его под руку, повела по правой стороне центральной улицы, потому что, по левой - гуляли биндюжники, сапожники, нищие, бездомные, и как она говорила, всякий шлепорский элемент.

- Что тебе приготовить на ужин Исачёк? - тяжело дыша, спросила Сара?

- А что вам не жалко для такого влюблённого, как я? – Соню-юра моя, - вытянув трубочкой губы, ответил Исидор, и лицо его стало похожим на доброго кок-спаниеля.

- Я таки да сделаю тебе гефильтэ фиш, - ещё тяжелее задышала женщина.
После знаменитой рыбы и нескольких бокалов лёгкого вина Соня встала и направилась в спальню. В дверях она загадочно сказала:

- Я позову тебя Исачёк и, послав воздушный поцелуй, захлопнула дверь.
Сонюра, встретила его обнажённой, лёжа на постели поверх покрывала.

- Лягайте до мене, будьте такие добренькие.
Он быстро сбросил одежду лёг рядом, продолжая восхищаться её домом, её телом и её рыбой.

- Не надо этих подготовок, не надо этих глупостей, - обижено заметила женщина. Если ты хочешь поговорить, лягай повыше, если ми будем заниматься делом, так лягай пониже. И разочарованный Исидор, таки лёг «пониже» и таки занялся делом. Довольная Сара, отдышавшись, спросила:

-Ты что-то говорил, мой Исачёк? Повтори, пожалуйста. И он подробно стал рассказывать, как сам готовит рыбу.

- Ёлд! - воскликнула Соня, - это у вас под Рыбницей так готовят гeфильтэ фиш. Мою маму в Одессе на Молдаванке учили по-другому, и она подробно изложила классический рецепт. Исачёк, а ныне Исидор ликовал. Затаив дыхание, он слушал волшебную музыку её слов, судорожно пытаясь запомнить все нюансы. Затем, выскочил в другую комнату, быстро записал на салфетке кулинарную исповедь. Вернувшись к Соне, лёг повыше и долго восхищался её прелестями.

- Исаак… - шептала разомлевшая женщина, у тебя такие ласковые руки, может быть, ещё раз займёмся делом, а?

- Сонюрочка, рибка моя! Мне пора, а то голодная собака разнесёт дом. И чмокнув её чуть ниже груди, куда смог достать, стал одеваться. Соня, разочаровано вздохнула и отвернулась к стене. У Исаака собаки не было, он спешил на базар купить свежую рыбу. Через некоторое время по городку поползли упорные слухи, что фаршированная рыба Исидора не хуже, а может быть даже лучше чем у Сары. Услышав это, рассвирепевшая женщина долго не могла успокоиться. Гнев, обида, ненависть травили ей душу. На третий день, надев лучшее платье, сделав причёску у самого дорогого парикмахера, с небольшим чемоданчиком направилась к Исачку, не забыв захватить палку, на случай если встретит собаку. Чем ближе Сара приближалась к его дому, дыхание учащалось и где-то с левой стороны груди под пышным бюстом, что-то шептало ей, - что несётся она к нему не только, чтобы отомстить за кулинарный плагиат.

- Открывай дверь мопс обрезанный, ты мне сделал вырванные годы - кричала женщина, барабаня в дверь палкой, и придержи собаку! Бледный Исидор распахнул дверь.

- Не бойся моя Соню-юра, - вытянул губы Исачёк, - собака подавилась рыбьей косточкой и сдохла, - обхватив женщину, чуть пониже талии, он пытался поцеловать в живот, - Сонечка, ты такая красивая, такая душистая, - лепетал похититель секретов.

- Я тебе дам, красивая! – кричала Соня, пытаясь оглушить его палкой, - а ну собирайся мопс плешивый, сейчас мы, таки да, пойдём в загс и распишемся! - орала она.

- Тихо, тихо, кто же отказывается, кто же не хочет, Сонюрка, рибка моя фаршированная.
Я уже согласный.
С этих пор слухи о потрясающем вкусе штруделя, наваристого бульона с кнейдалах, жареной курицы в сливовом соусе и, конечно же, фаршированной рыбе, что подавали на званых обедах молодожёны, ходили по городку, просачивались в райцентр, а может быть даже и в сам Гайворон.




  © 2009 - webmaster